понедельник, 7 августа 2017 г.

Фактическому главе Samsung грозит 12 лет тюремного заключения



Пришедшее к власти в Южной Корее лево-популистское правительство во главе с президентом Мун Джэ-ином не оставляет попыток разрушить так ненавистные им чеболи (крупные семейные бизнесы) на потребу жаждущей крови публике.
Продолжающееся многие месяцы показательное расследование вокруг "коррупционного скандала", в который оказался втянут прежний кабинет экс-президента Пак Кын Хе и главы крупнейших корпораций страны, с каждым днём всё больше походит на банальное политическое преследование неугодных.
Новоизбранный президент-популист Мун Джэ-ин и его сподвижники, обиженные в юности прежними властями, по мнению наблюдателей, видят в Пак Кын Хе "олицетворение мрачных времён военной диктатуры".
Экс-президент Пак ненавистна нынешней администрации уже тем, что является дочерью "архитектора корейского экономического чуда" Пак Чжон Хи, который, в своё время, не церемонился со смутьянами, питавшими тёплые чувства к тоталитарному северокорейскому режиму, а также к СССР, который насаждал такие режимы по всему миру (включая китайский, кубинский и тот же северокорейский).
Прикрываясь известными лозунгами леваков о "защите прав рабочего класса и всех угнетённых", администрация президента Муна взяла курс на "социальные преобразования", лейтмотивом которых стали идеи "обуздания власти чеболей" и увеличение налоговых поборов с наиболее процветающих компаний.
На прошлой неделе администрация Муна объявила, что налог с крупного бизнеса будет увеличен до 25%, что сразу обрушило акции Samsung на 2,5%.
Одновременно команда "независимых прокуроров"-леваков "шьёт дело" фактическому главе Samsung Ли Джэ-ёну, пытаясь доказать, что пожертвования, выделенные его корпорацией на благотворительные нужды, были ни чем иным, как взяткой подруге экс-президента Пак Кын Хе с целью "организовать одобрение по слиянию бизнесов" Samsung C&T и компании Cheil Industries, которое укрепляло власть Ли над конгломератом Samsung.
При этом Ли Джэ-ён категорически отрицает, что целью выделения средств было его желание подкупить кого-либо. Более того, один из ведущих топ-менеджеров  корпорации заявил на слушаниях в суде, что именно он отдавал распоряжение о выделении средств, а Ли вообще не был в курсе происходящего, так как не был в то время ключевой фигурой, принимающей такие решения.
С каждым днём ситуация обостряется. Южнокорейские СМИ наперебой сообщают о больших сроках, которые грозят наследнику крупнейшей империи Samsung. Не успел телеканал ARIRANG News сообщить о том, что Ли может быть посажен на 5 лет, как бизнес-портал The Investor отрапортовал о том, что "независимые прокуроры" потребовали 12(!) лет тюремного заключения. Это означает, что в таком случае Ли, которому сейчас 49 лет, выйдет на свободу уже будучи 61-летним стариком.
Прокомментировать возможные последствия громкого судебного разбирательства мы попросили приглашённого эксперта блога Samsung World Николая Изнова:

Корр.: До недавнего времени в Южной Корее была популярна поговорка "Что хорошо для Samsung, то хорошо для страны". Можно ли теперь сказать, что эта поговорка больше неактуальна?

Н.И.: Она была и остаётся актуальной. А вот те юнцы, которые этого не понимают и вопят у здания суда, осыпая проклятиями руководство конгломерата, могут стать могильщиками одной из самых успешных экономик Азии.
Леваки всегда приходили к власти с лозунгом, который можно интерпретировать просто и ясно: "Мы позволим вам меньше работать и больше получать!". Для подавляющего большинства, которое мало разбирается в хитросплетениях экономических реалий, это звучит весьма заманчиво. Вот только расплатой за это могут быть долгие годы стагнации или даже экономический коллапс, что уже не раз происходило в мировой истории.
Вспомните Чили времён Альенде и что за этим последовало. Разрушительной "социалистической" политике типичного левака пришлось противопоставить военную диктатуру Пиночета, чтобы страна окончательно не свалилась в экономическую пропасть. Нечто подобное пережил и юг Корейского полуострова, когда натиск прокоммунистических экстремистов смог остановить решительный и прозорливый Пак Чжон Хи. Удержание страны от политического и экономического хаоса требовало экстраординарных мер, поэтому Пак был просто вынужден жёстко расправляться с противниками режима. Этого ему и его дочери не может простить господин Мун со товарищи.

Корр.: Какие последствия для Samsung и экономики Южной Кореи может вызвать тюремное заключение Ли Джей-ёна?

Н.И.: Samsung имеет солидный финансовый запас (порядка $62 миллиардов), поэтому в краткосрочной перспективе стабильности корпорации вряд ли что угрожает. Гораздо разрушительнее для неё может стать экономическая политика нового руководства страны, которое всеми силами пытается "задобрить" электорат денежными подачками. Собраны они будут, разумеется, с крупного бизнеса. Однако законы экономики таковы, что как только правительство начинает повышать налоги, инвестиции и бизнес начинает бегство из такой страны. На прошлой неделе мы уже смогли воочию убедиться в  этом. "Добренький дедушка Мун" обрушил акции Samsung на 2,5%. Будет ли от этого лучше южнокорейцам? Думаю, что ответ напрашивается сам собой.

Корр.: На волне массовых протестов конца прошлого года антиправительственные агитаторы вопили о том, что чеболи не заботятся в должной мере о благополучии рядовых сотрудников, не платят им компенсации за вредные работы и так далее. Насколько справедливы такие упрёки в отношении Samsung?

Н.И.: Времена изменились и крупный бизнес уже давно занимается социальным обеспечением сотрудников куда лучше, чем иные правительства "народной демократии". Помимо того, что работники Samsung получают едва ли не самую высокую среднюю зарплату в отрасли, они пользуются целым букетом социальных привилегий - от бесплатного жилья и медицинского обслуживания в клиниках корпорации до многочисленных культурных и спортивных мероприятий, оплаченных работодателем. Например, россиянам о таких соцгарантиях остаётся только мечтать.
Несмотря на многомиллиардные прибыли, руководство Samsung не позволяет себе "жировать", тем более публично. Если сравнить дома топ-менеджеров чеболей, расположенных в фешенебельном районе Сеула, с дворцами нынешних путинских олигархов, то это всё равно что сравнить крестьянскую лачугу с Версалем времён короля Людовика XIV.
Те миллиарды, которые находятся в руках семьи Ли Кун Хи, по большей части вложны в акции Samsung, что позволяет эффективнее управлять бизнесом и не более того. Позволить себе лишние траты никакой нормальный капиталист не может по определению, ибо столкнётся не только с общественным осуждением, но и с проблемами у того самого бизнеса, которым занимается.
В России всё иначе. Захватившая власть кучка "силовиков" рассматривает страну как дойную корову и свою собственность, где может творить всё что угодно. Эффективность бизнеса их никак не волнует. Гораздо больше их волнует эффективность собственного воровства. 

Корр.: По всей видимости нормальной передачи власти в Samsung не произойдёт и находящийся в предсмертном состоянии председатель Ли Кун Хи не сможет передать бразды правления своему сыну Ли Джей-ёну, равно как и полноценный контроль над конгломератом. Сможет ли обезглавленный чеболь противостоять этим испытаниям?

Н.И.: Проблема в том, что случай беспрецедентный и у топ-менеджмента Samsung ещё не было опыта полноценного управления в такой ситуации. Однако я полагаю, что там найдётся достаточно опытных руководителей, способных удержать корабль на плаву во время нынешнего политического шторма.
Но главной проблемой опять-таки остаётся пришедшая к власти левацкая администрация во главе с Муном. За 5 лет правления они могут наломать немало дров.
Единственным утешением в этом плане может быть лишь то, что согласно конституции Южной Кореи, президент может быть избран один единственный раз на 5-летний срок. И переизбраться господин Мун уже больше никогда не сможет.
Если за предстоящую пятилетку им не удастся развалить чеболи, то есть надежда на то, что к 2023 году ситуация может измениться в лучшую сторону.
Надеюсь, что к тому времени население прозреет, вкусив все "прелести" нахождения у власти левых популистов.
Если же этого не произойдёт, то, как говориться, "пути господни неисповедимы".

Prosecutors seek 12-year prison term for Samsung heir

A special prosecutors’ team on Aug. 7 sought a 12-year jail term for Samsung Group Vice Chairman Lee Jae-yong on bribery and embezzlement charges. 
The 49-year-old Samsung heir is suspected of offering a combined 43.3 billion won (US$38.40 million) to former President Park Geun-hye’s long-time confidante Choi Soon-sil in return for business favors.
“This is a typical corruption case involving conglomerates and political powers that undermines the values of the constitution of our democracy and rights of the public,” a prosecutor said during the last hearing held in Seoul on the day. 
Prosecutors also sought a 10-year prison term for Lee’s top aides Choi Gee-sung, former chief of Samsung’s control tower office Future Strategy Office, Chang Choong-ki, former director at the office, and Park Sang-jin, a former Samsung Electronics executive who served as chairman of the Korea Equestrian Federation, all facing trial for their alleged involvement. The prosecution also demanded a seven-year prison term for Hwang Seong-soo, another Samsung executive who served as vice chairman of the equestrian federation. 
Lee denied the allegations he had offered bribes to the former president through her confidante in hopes of returning favors.
“I never asked for some favors from the former president for my own interest,” said Lee during the hearing.
The Samsung heir also countered the prosecutors' argument that the contentious merger between Samsung C&T and Cheil Industries caused damage to the National Pension Fund, which used to be the largest shareholder of the C&T.
Choi is said to have forced NPS, overseen by the Ministry of Health and Welfare to cast its vote for the merger, an important step to solidify Lee’s control over the conglomerate, in a shareholder meeting despite opposition from some of C&T’s shareholders, including Elliott Management.
Since Lee was detained on Feb. 28, the court has summoned 59 people to testify in 53 hearing sessions at the highly publicized trial. The special counsel claimed that the Samsung heir played a key role in the nation’s largest conglomerate offering financial support to Choi and her dubious businesses. Part of the funds are believed to have financed Choi’s daughter Chung Yoo-ra, a former national equestrian athlete. 
The counsel has alleged that the bribes for Choi were used to gain the backing of the Park administration for the ongoing power succession at the conglomerate from bedridden Samsung Chairman Lee Kun-hee to his son. 
Prosecutors presented memos written by Park’s former senior secretary Ahn Jong-beom as evidence. According to transcripts of phone conversations between the former president and her aides seen in Ahn’s notebooks, Park said phrases like “holding firm for (Samsung’s) financial affiliates,“ “global finance,” and “the separation of industrial and financial capital,” which, the prosecution claimed as evidence that the government was trying to resolve Samsung’s cross-shareholding issue and increase Lee’s control over affiliates and subsidiaries. The court acknowledged the notes as circumstantial evidence. 
The unexpected attendance of Choi’s daughter Chung Yoo-ra as a witness in one of the hearings, along with documents found in one of the cabinets in an office previously occupied by a former presidential secretary drew heightened attention. Taking the stand on July 12, Chung said Samsung must have been aware of the so-called ”horse-laundering,” referring to how Samsung had traded two of Chung’s horses with its own. 
Former Samsung executives have also said that the firm “agreed” to support Choi fearing a political backlash. 
The impeached former president, however, refused to attend any of the hearings. Choi appeared in court on July 26, but refused to testify.

Комментариев нет:

Отправить комментарий